Конечно, здесь далеко не все мои любимые авторы и стихи. Их так много, что Сайта не хватит. Просто я выбрала те, что редко встречаются или кто-то эти прекрасные строки вообще не читал. Если вам они понравятся, и вы поместите их в свой блокнот, я буду только рада!

  1. Саша Черный
  2. Ф.И. Тютчев
  3. М. Озолиня
  4. Р. Киплинг
  5. ? — Два Ангела
  6. Остановите Землю, я сойду!

Отдельные страницы (перейти по ссылке):

Саша Чёрный  sasha_chernyj1
(Александр Михайлович Глинберг родился в 1880 году в Одессе, в один год с Блоком. Сын провинциального провизора. Детство провёл в Белой Церкви. Отрочество в Житомире. В Петербурге взял псевдоним. Работал в «Сатириконе». Жил во Франции с 1920 г. Умер в 1932 году в местечке Лаванду).

Споры.
Каждый прав, и каждый виноват.
Все полны обидным снисхожденьем
И, мешая истину с глумленьем,
До конца обидеться спешат.

Эти споры – споры без исхода,
С правдой, с тьмой, с людьми, с самим собой,
Изнуряют тщетною борьбой
И пугают нищенством прихода.

По домом бесцельно разбредясь,
Мы нашли ли собственный ответ?
Что ж слепые наши «да» и «нет»
Разбрелись, убого спотыкаясь.

Или мысли наши – жернова?
Или спор – особое искусство,
Чтоб, калеча мысль, и теша чувство,
Без конца кидать случайные слова.

Если б были мы немного проще,
Если б мы учились понимать,
Мы могли бы в жизни не блуждать,
Словно дети в незнакомой роще.

Вновь забытый образ вырастает:
Притаилась Истина в углу,
И с тоской глядит в пустую мглу,
И лицо руками закрывает.
1908 г.

Два толка.

Одни кричат: «Что форма? Пустяки!
Когда в хрусталь налить навозной жижи –
Не станет ли хрусталь безмерно ниже?»

Другие возражают: «Дураки!
И лучшего вина в ночном сосуде
Не станут пить порядочные люди».

Им спора не решить….
А жаль!
Ведь можно наливать вино в хрусталь.
1909 г.

Вешалка дураков.
7
Пусть свиснет рак,
Пусть рыба запоёт,
Пусть манна льёт с небес,
Но пусть дурак
Себя в себе найдёт –
Вот чудо из чудес!

Больному
Есть горячее солнце, наивные дети,
Драгоценная радость мелодий и книг.
Если нет — то ведь были, ведь были на свете
И Бетховен, и Пушкин, и Гейне, и Григ…

Есть незримое творчество в каждом мгновеньи —
В умном слове, в улыбке, в сиянии глаз.
Будь творцом! Созидай золотые мгновенья.
В каждом дне есть раздумье и пряный экстаз…

Бесконечно позорно в припадке печали
Добровольно исчезнуть, как тень на стекле.
Разве Новые Встречи уже отсияли?
Разве только собаки живут на земле?

Если сам я угрюм, как голландская сажа
(Улыбнись, улыбнись на сравненье моё!),
Этот чёрный румянец — налёт от дренажа,
Это Муза меня подняла на копьё.

Подожди! Я сживусь со своим новосельем —
Как весенний скворец запою на копье!
Оглушу твои уши цыганским весельем!
Дай лишь срок разобраться в проклятом тряпье.

Оставайся! Так мало здесь чутких и честных…
Оставайся! Лишь в них оправданье земли.
Адресов я не знаю — ищи неизвестных,
Как и ты, неподвижно лежащих в пыли.

Если лучшие будут бросаться в пролёты,
Скиснет мир от бескрылых гиен и тупиц!
Полюби безотчётную радость полёта…
Разверни свою душу до полных границ.

Будь женой или мужем, сестрой или братом,
Акушеркой, художником, нянькой, врачом,
Отдавай — и, дрожа, не тянись за возвратом.
Все сердца открываются этим ключом.

Есть ещё острова одиночества мысли.
Будь умён и не бойся на них отдыхать.
Там обрывы над тёмной водою нависли —
Можешь думать… и камешки в воду бросать…

А вопросы… Вопросы не знают ответа —
Налетят, разожгут и умчатся, как корь.
Соломон нам оставил два мудрых совета:
Убегай от тоски и с глупцами не спорь.

1910

Ф.И. Тютчев 

Тютчев-7
Чему бы жизнь нас не учила,
Но сердце верит в чудеса:
Есть нескудеющая сила,
Есть и нетленная краса.

И увядание земное
Цветов не тронет неземных,
И от полуденного зноя
Роса не высохнет на них.

И эта вера не обманет
Того, кто ею лишь живёт,
Не всё, что здесь цвело – увянет,
Не всё, что было здесь – пройдёт!

Но этой веры для немногих
Лишь тем доступна благодать,
Кто в искушениях жизни строгих,
Как вы, умел любя, страдать.

Чужие врачевать недуги
Своим страданием умел.
Кто душу положил за друга
И до конца всё претерпел.

*****
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать –
В Россию можно только верить.
28.11.1866 г.

*****
Всё, что сберечь мне удалось:
Надежды, веры и любви,
В одну молитву всё слилось:
Переживи, переживи!
08.04.1856 г.
О вещая душа моя!
О сердце, полное тревоги,
О, как ты бьёшься на пороге
Как бы двойного бытия!…

Так, ты жилище двух миров,
Твой день – болезненный и страстный,
Твой сок пророчески-неясный,
Как откровения духов.

Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые –
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.
1855 г.

С поляны коршун поднялся,
Высоко к небу он взвинтился;
Всё выше, дале вьётся он,
И вот ушёл за небосклон.

Природа-мать ему дала
Два мощных, два живых крыла –
А я здесь в поте и в пыли
Я, царь земли, прирос к земле!
1836 г.

Видения.
Есть некий час, в ночи всемирного молчанья,
И в оный час явлений и чудес
Живая колесница мирозданья
Открыто катится в святилище небес.
Тогда густеет ночь, как хаос на водах;
Беспамятство, как Атлас, давит сушу;
Лиш Музы девственную душу
В пророческих тревожат боги снах!
1829 г.

М. Озолиня М. Озолиня
Только не грусти, любимый друг!
Всё проходит, — так заведено.
Жизнь сверкается за кругом круг,
Но находит солнце и твоё окно.
Всё закончится и всё начнётся вновь,
Нескончаем нашей жизни круг.
Жизнью правят мудрость и любовь,
Ты об этом только не забудь.

 

 

(фото из Интернета)

Редьярд Киплинг

Есть стихи, которые играют в жизни человека значимую роль, даже если он сам это и не понял, но если слова дошли до сердца, то всё становится другим, всё приобретает иной смысл, жизнь и деятельность перестаёт быть личной.

КиплингРодился Джозеф Редьярд Киплинг 30 декабря 1865 года в колониальной Индии, в английской семье преподавателя школы искусств, которая жила в городе Бомбей, в то время относившемся к британской колонии. В Индии Редьярд живет до пяти лет, после чего его семья переезжает в Англию. В двенадцатилетнем возрасте он поступает в Девонское училище, планируя, по его окончании, учиться в военной академии. Во время учебы у мальчика проявляются литературные таланты, которые поддерживаются его преподавателями.

Из-за близорукости военная карьера Киплинга не складывается, и отец, оценив произведения, написанные мальчиком во время учебы, в 1882 году устраивает его журналистом в газету, в городе Лахоре (в то время – Британская Индия). Возвратившись в Индию, Киплинг продолжает писать произведения и через год уже выпускает первые сборники, которые поступают в продажу. Заключив контракт с газетой «Пионер», Редьярд в середине восьмидесятых годов девятнадцатого века начинает путешествовать по Азии и Америке.

Произведения Киплинга получают все большую популярность. Первая новелла «Свет погас», вышедшая в 1890 году, раскупается большими тиражами, параллельно он пишет произведения для детей и стихотворения. В 1889 году, возвратившись в Англию, он женится и вскоре после медового месяца переезжает в США, где пишет знаменитую «Книгу джунглей». В Англию писатель возвращается только в 1899, чтобы потом отправиться в Африку. По возвращении из путешествия, Киплинг покупает в графстве Сассекс дом, в котором проводит остаток своей жизни и продолжает писать. В первую мировую войну он трудится в рядах Красного креста и оказывает посильную помощь раненным солдатам. Умирает Редьярд в 1936 году, на 71 году жизни, оставив после себя сотни бессмертных произведений.

Всемирно известные произведения Киплинга – «Книга джунглей», «Ким», «Награды и феи», «Последнее песнопение», «Пак с Холмов», переведены на десятки языков и изданы миллионными тиражами. В 1907 году Редьярд Киплинг стал первым англичанином обладателем Нобелевской премии по литературе. Он также был удостоен высших научных наград от университетов Страсбурга, Парижа, Афин и Торонто и почетных степеней Эдинбургского, Кембриджского, Оксфордского, и Даремского университетов за огромный вклад в развитие английского языка и мировой литературы.

http://www.e-progress.com.ua/biographies/redyard-kipling/

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех.
Верь сам в себя наперекор вселенной,
И маловерам отпусти их грех.
Пусть час не пробил, жди не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них.
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.
Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив,
Равно сноси хвалу и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив.
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушится и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.
Умей поставить в радостной надежде
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том.
Умей принудить сердце, нервы, тело тебе служить,
Когда в твоей груди уже давно все пусто, все сгорело,
И только, воля говорит: «Иди!»
Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой,
Будь прям и тверд с врагами и друзьями,
Пусть все в свой час считаются с тобой.
Наполни смыслом каждое мгновенье
Часов и дней неуловимый бег —
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой друг, ты будешь человек.

Редьярд Киплинг, в переводе Михаила Лозинского/

If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too;
If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don’t deal in lies,
Or being hated, don’t give way to hating,
And yet don’t look too good, nor talk too wise:

If you can dream — and not make dreams your master;
If you can think — and not make thoughts your aim;
If you can meet with Triumph and Disaster
And treat those two impostors just the same;
If you can bear to hear the truth you’ve spoken
Twisted by knaves to make a trap for fools,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build’em up with worn-out tools:

If you can make one heap of all your winnings
And risk it on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings
And never breathe a word about your loss;
If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing in you
Except the Will which says to them: «Hold on!»

If you can talk with crowds and keep your virtue,
Or walk with Kings — nor lose the common touch,
If neither foes nor loving friends can hurt you,
If all men count with you, but none too much;
If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds’ worth of distance run,
Yours is the Earth and everything that’s in it,
And — which is more — you’ll be a Man, my son!

Редьярд Киплинг

Два Aнгела

Два Aнгела парили

 Над грешною землей

 И тихую беседу

 Вели промеж собой.

 

 Один был благодатный,

 Податель мирный сна;

 Ему людей покоить

 Обязанность дана.

 

 Другой с унылым взром,

 С поникшей головой,

 Был смерти Aнгел грозный,

 Разлучник душ с землей.

 

 И первому последний

 Так вымолвил с тоской:

 «О, брат мой! Как завиден

 Пркрасный жребий твой!

 

 Рука твоя повсюду

 Спокойствие несет,

 И все благословляют

 Желанный твой приход…

 

 Меня же все трепещут,

 Зовут своим врагом!

 Увы! Лишь скорбь да горе

 Вношу я в каждый дом…

 

 Тяжка невыносимо

 Обязанность моя!

 Охотно б поменялся

 С тобой уделом я…»

 

 «Напрасно ты тоскуешь!» —

 Сна Ангел возразил.

 «Тебе святое дело

 Всевышний поручил:

 

 Как я, мой брат небесный,

 Ты так же друг людей:

 Ты их освобождаешь

 От всех земных скорбей!

 

 Ты к Господу на лоно

 Приносишь души их –

 Вкусить успокоенье

 В селениях святых…

 

 Хотя мой дар прекрасен,

 Стократ прекрасней твой:

 Даешь ты людям вечный,

 Я – временный покой.

 

 Как часто, прерывая

 С зарею сладкий сон,

 Страдалец сожалеет,

 Зачем не умер он…

 

 Лишь тот тебя страшится,

 Врагом своим зовет,

 Кто, Бога забывая,

 Для плоти лишь живет…

 

 Но грешник не находит

 Отрады и во сне!

 Его терзает совесть

 В полночной тишине!

 

 К нему я посылаю

 Видений страшных ряд,

 И вскакивает с ложа

 Он ужасом объят…

 

 А тот, чье сердце чисто

 И чья душа ясна,

 С любовью и с миром

 Идет на ложе сна…

 

 Равно и час последний

 Его не устрашит:

 Он, с жизнью расставаясь,

 Тебя благословит!..»-

 

 «Ты прав! С моею долей

 Меня ты примирил!»

 Спокойно Ангел смерти

 Собрату возразил:

 

 «Летим же, что б исполнить

 Долг, данный нам Творцом!»

 И духи неба скрылись

 В эфире голубом.

 

Остановите Землю, я сойду!

Эту фразу впервые придумали английские драматурги Лесли Брикасс и Энтони Ньюли, назвав так свой мюзикл. Премьера мюзикла состоялась в Лондоне в 1961 году в Королевском театре.

В дальнейшем эту фразу использовали многие поэты и исполнители, например, Леонид Дербенев и др.

 

стихи Леонида Дербенева,

песню исполнял А. Морозов

 

От счастья обалдев, тоскуя или ссорясь.

В один из рядовых обыкновенных дней.

Возьмите карандаш и напишите СОВЕСТЬ

И вспомните когда вы думали о ней.

 

На что, на что мы время тратим.

Куда, куда! мы мчимся как в бреду.

С меня довольно, надоело — хватит.

Остановите землю я сойду.

 

Порою страшно так, что сердце замирает.

И снова день за днём, то каюсь то грешу.

На дудочке кривой я знаю кто играет.

Но всё-таки пляшу, под дудочку пляшу.

 

На что же мы время тратим.

Куда мы мчимся как в бреду.

С меня довольно, надоело, хватит.

Остановите землю, я сойду.

 

Жить надо высоко душою звёзд касаясь.

Поскольку эта жизнь лишь эпизод в судьбе.

Из пропасти земной где правит ложь косая.

Возьми меня ГОСПОДЬ, возьми меня к себе.

 

На что мы время тратим.

Куда мы мчимся как в бреду.

С меня довольно — надоело хватит.

Остановите землю я сойду.

 

******************************************************************

Безумная свобода, нищета,

Разгул, разврат, бродяжничество, пьянство,

Ничтожества, мирская суета,

Обман и лесть, и вечное коварство.

И каждая жиреющая мразь

Пытается унизить с пышным лоском.

И с кровью перемешанная грязь

Окраплена дождём и свЕчным воском.

Оплавленное солнце как янтарь

Лежит на горизонте тёмно-синем.

Вдоль.. . пепелище источает гарь,

Зола на тыщу верст как серый иней.

И я кричу сквозь время в пустоту —

Моя душа и раньше так кричала:

“Остановите землю! Я сойду!

Я не хочу всё начинать сначала! ”

Но.. . Кружится и кружится земля

И вместе с нею я кружусь как в танце.

Я не хочу.. . Но я уж начала.. .

И все мы здесь сироты и скитальцы

 

Остановите землю — Юлианна Страндберг

 ******************************************************************

Михаил БлАтник

 

Остановите землю!. . Я сойду!

Пусть на другой планете хуже будет,

но может там себе друзей найду,

но не таких изменчивых, как люди.

 

Остановите землю!. . Я сойду!

Возможно я когда-то пожалею,

но больше не могу в таком бреду —

мне ад чужой, чем рай земной милее!

 

Остановите землю!. . Я сойду!

Да, дороги мне край мой и туманы.

Но ничего хорошего не жду —

тут счастья не бывает без обмана!

 

Остановите землю!. . Я сойду!

И пусть века безжалостной рукою

из памяти людской меня сотрут,

и всё сотрут, написанное мною.. .

 

Остановите землю!. . Я сойду!. .